© Эмблема сайта разработана художником-дизайнером Вероникой Николаевой
Среда 20.09.2017 19:14
Сайт о донской и буденновской породах лошадей
Вы вошли как Гость |Группа "Гости"
Главная » Статьи » Научно-Популярные статьи

Есаул, есаул, что ж ты бросил коня?
Опубликовано в ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГАЗЕТЕ АКСАЙСКОГО РАЙОНА ПОБЕДА
опубликовано 5.10.2013

***

На вечное хранение Золотой Кубок вручается спортсменам, три раза подряд выигравшим его в присутствии английского короля. В 1911, 1912, 1913 годах казаки-офицеры на скачках в Англии три раза подряд брали приз на донских лошадях. Ныне Золотой Кубок короля хранится в Эрмитаже как память о победе «лучшей лошади войны». Так записано в старых русских энциклопедиях.

И сейчас мало кто верит, что дончак мог в скачках победить английскую чистокровку. За столетие многое в нашем царстве-государстве переменилось. Многое умерло, многое ушло. Как вода в песок, уходила любовь к лошади, любование лошадью как произведением искусства. Уходила память о первой победе в английских скачках графа Платова, победившего молодых спортсменов в 1814 году в той же Англии на своем знаменитом жеребце Леониде.
А победа на скачках в Англии в присутствии короля когда-то была важнее современных олимпийских побед, ибо победа лошади – это военная победа, как сказали бы ныне «победа бронетанковых войск». Кавалерия с ее скоростью, быстрым маневром, стремительной атакой играла ту роль, которую сыграли танковые соединения Великой Отечественной…

Эти победы всегда были важны не только Англии, они были важны России и Дону, так как укрепляли донское конезаводство и поднимали престиж донской породы лошадей. Хотя долгое время в России считали, что донские лошади по сравнению с чистокровной английской – лошади второго сорта, дончаки – для мужиков, для обозов.

Русская аристократия, купчишки держат свои конные заводы по всем европейским правилам, большие деньги на это тратят, а степняков держат почти в первобытной воле, в табунах. Дикие, какие лошади могут быть? Спорам этим 200 лет, но и сейчас больше «иностранцев» стараются холить и лелеять, отбрасывая все отечественное.

Однако 1910 год стал шоком для спесивых российских конезаводчиков. В Москве проходила знаменитая конная выставка, где вся Россия выставила 200 лошадей разнопородных и разномастных, а с Дона пригнали табун из 200 маток и жеребцов, как тогда говорили, скроенных по одному лекалу. Золотые кони из-за Дона поразили своей красотой, статью. Глазу не доверяли, мерили подпруги, щиколотки, холки. Не верили, ремни совпадали! Размер в размер! А резвость! А красота!

Очевидец-донец от восторга тоже захлебывался: «Что было на выставке, когда вывели нашу ставку на паддок – двадцать кобылок ремонтного возраста, и все, как одна, рыжие, светлые, червонцами горят шеи, головки, глаза, ни тебе проточины, ни отметины, сестры родные так одинаковы не будут. Тут англичане, американцы, немцы, французы как обступили, говорят мне: «Да что вы их, из глины, что ли, по лекалу лепите, что они такие у вас одинаковые?» А я, знаешь, и говорю: «Лепим, господа немцы, только не из глины, а из земли, из степной земли нашей, целины непаханой, да солнцем могучим приправляем, ветром, хозяином степи, продуваем да прокаливаем, чтобы крепче да суше были». Потом пошли в обмер. И подпругу тебе мерили, и охват под коленом – как одна. Но ведь и цена-то! Запрашивали донцы за кавалерийскую лошадь 250 рублей, а «культурные» аристократические конезаводчики – 500. Поэтому победа дончаков в Лондоне – это отечественная победа!

Донская порода лошадей себя утверждала веками. Выносливые, неприхотливые и некрупные лошадки отлично показали себя в войне 1812 года. С Кристалла, жеребца, и еще четырех лошадей чистокровной породы, подаренных английским королем графу Матвею Ивановичу Платову, началось улучшение породы.

Генерал Василий Дмитриевич Иловайский дал окрас породе: «от золотисто-лимонного до густого рыжего, которым и теперь славятся дончаки и буденновцы. С середины ХIХ века дончак только рыжий, только золотой! Других мастей у него нет».

В 1898 году в Петербурге на Всероссийской конной выставке французы подтверждали: дончак – лучшая лошадь войны. «Ростом и чудными формами лошади донских конезаводчиков М.А. и М.Н. Курочкиных главным образом – дети Мавра, это идеал кавалерийской лошади» – писали французы.

Мировая же слава дончака восходит к победе англичан в англо-бурской войне в Южной Африке. 200 дончаков генерала Френча остались единственной боеспособной кавалерийской единицей. У буров лошади передохли от жары, болезней и бескормицы.

Однако в России давление «аристократического конного лобби» было значительным. 4 июля 1913 года комиссия по Военным и Морским делам обращается по этому вопросу в Государственную Думу, предлагает закрыть частные конезаводы в западной части степи.

Но 1914 год решил судьбы и людей, и лошадей по-своему. Началась Первая мировая война. 145 задонских заводов стало работать на войну. В Первой мировой русская кавалерия имела 90 процентов поголовья из Дона, хотя лошадей в России в 1914 году – 32 миллиона, а во всей Европе – 16 миллионов. Но стоимость европейской лошади в пять раз выше стоимости российской. Маленькая Пруссия к началу войны тратила на улучшение пород в 50 раз больше средств, чем огромная Россия.

Не все казаки вернулись к родному порогу, а уж о лошадях ли говорить. Не успев закончиться, Первая мировая перетекла в гражданскую. Людям стало не до коней, тут бы самим уцелеть.
Многие не уцелели, многие ушли в отступ… за море. На русском морском берегу остались лошади. 50 тысяч. Уходили пароходы, дымя трубами, а лошади стояли полками, как были приучены, потом заметались, многие прыгали в воду и плыли за пароходами, казаки плакали, как плачут только мужчины. И жалея, стреляли своих боевых друзей. Окрасилась кровью вода за бортами.

«Прощайте, родимые!» – крикнул кто-то из казаков. И весь полк лошадей поднял головы, устремил шеи вперед, напряг уши, раздул ноздри, и жалобное ржание волной перекатилось по всему молу…» Плакали казаки. Последняя частица родины, последняя связь с родным краем умирала.

Войны, Первая мировая и гражданская, унесли с собой почти всю донскую породу. После гражданской войны осталось 11 жеребцов и 199 маток от стотысячного поголовья. И пресечься бы породе. Ан, нет, остались лопаткинские лошади!

В истории коневодства чудесное имя П.Л. Лопаткина оставило великий след. Так как по решению еще «царской» Государственной Думы к 1926 году на Дону не должно было остаться ни одного конезавода, Лопаткин не стал дожидаться новых решений думцев и со своими дончаками двинулся на Восток, добрался до Киргизии, до Иссык-Куля. Основал в предгорьях Тянь-Шаня конный завод.

– Казак всегда воспринимается в единстве с конем и с воинством. Традиция утверждает, что на рождение казака односумы дарили ружье, порох, лук, стрелы. На самом видном месте вывешивали эти доспехи в курене. А на пиру по случаю рождения и крещения желали казачонку здоровья, казачьей удачливости, удали и крепости тела! 40 дней отмечали тем, что подстригали казачка, надевали саблю и сажали на конь. Казаки кричали не «на коня», «на конь». Мать поздравляли с казаком. Первый зуб прорезался – мальчонка должен ехать с отцом на коне в церковь на службу молебна Ивану-воину. В три – сидеть на коне. В пять – скакать.

Эти традиции живы в наших станицах и хуторах. По нашим весям есть еще лошади. Парады в Новочеркасске, смотры и народные гуляния в Старочеркасске собирают и старых, и малых. Многие приезжают на своих лошадях. И так приятно смотреть, как мальчики и девочки джигитуют на лошадях, умело показывают владение шашкой и пикой. А ведь умение не приходит мгновенно.

Сложнее держать лошадей в городе. Это фантастически дорого! Посмотрите на коммунальные платежи! С ними мы справиться не в силах. А корма, а уход! Это тоже немалые деньги.

Не так давно аксайские казаки пытались возродить старинную традицию. В денниках стояло чуть более 20 лошадей, создали конный взвод казачьей дружины, несколько групп детей занимались под управлением опытных тренеров: Инны Анатольевны и Александра Ивановича Сабуренко, Елены Мазновой, Игоря Станиславовича Клочкова. Они и сейчас заняты на тренерской работе в Ростове, Новочеркасске.
Однако без спонсоров или помощи государства нам юртовую конюшню не удержать. Но мы ищем пути решения. Ведь дети хотят быть конниками, причем хотят быть и жокеями, и спортсменами. Мы ведь все пробовали – и скачки, и конкур.

Вопрос по-прежнему прост как правда: нет денег.

Может быть найдется кто-то, кто поможет?!
Простой казак Лопаткин прошел тысячи верст «своим ходом». «Сумасшедший» Лопаткин смог с дончаками добраться до Иссык-Куля, создать завод, сохранить его в целости до 1920 года. А после помогал в национализации своего детища, сохранил студбуки, куда записывали родословные лошадей, лучших производителей, сумел передать опыт и не чурался нововведений, продолжал улучшать породу.

Но без Семена Михайловича Буденного пропасть бы всей донской породе. Ему было поручено создание Красной конницы. Его стараниями и напором была спасена и улучшена порода, которую потом назвали буденновской. Справедливо, между прочим, назвали…

В 1922 году донскую лошадь решили уничтожить, заменить английской чистокровкой. Поглотительное скрещивание с английской чистокровкой должно было создать нечто совершенное. Но забыли, что такие эксперименты проходили здесь не раз. И бесконтрольность прилива «чужой» крови успехом не увенчалась.

Но Семен Михайлович – главный инспектор РККА,    в его власти было спасти дончака. В 1935 году был опубликован Указ «За сохранение донской и размножение англо-донской лошади», ордена Ленина были удостоены директор конезавода имени Буденного М.И. Чумаков, целая группа сотрудников.
Сейчас дончак, став спортивной лошадью, улучшен, выправлен по мировым стандартам. Буденновцы высокого роста. Экстерьер правилен, крепок конституцией  и никак не хочет уступать мировым образцам. Он универсален, как его предок дончак, и грациозен, как англичанин.

Чемпиону ВДНХ 1954 года Символу установлен памятник перед павильоном «Коневодство». Ингас, под седлом Сергея Филатова, на ХVI Олимпийских Играх занял четвертое место. На конкурсе прекрасно выступил Ибинг с Распоповым. Зацеп под седлом Исаева вошел  в число лучших лошадей мира. Буденновцы брали главные призы в СССР 22 раза. А кобылы, а жеребцы! Дважды и трижды венчанные!!!

Нынче несколько европейских скандалов обнаружили под иностранными именами наших родных лошадей. Знаменитый Пасс Опа оказался никем иным, как Ребусом. Ритмикаль из сборной Соединенных Штатов оказался Ритмичным, сыном легендарного Рейса, который под седлом Виктора Асмаева стал олимпийским чемпионом. Конный завод «Йенессен» продает право на случку с жеребцом Раутом по цене, в два раза превышающую подобную операцию со знаменитыми немецкими породами. Любопытные аферы в Голландии с донской лошадью обнаружила Ирина Хиенкина: «Несколько лет назад русские гости на выводке в одной из конюшен Пауля Шокмеле видели некую лошадку – по документам, голландского происхождения и купленную в Голландии. Всем хороша была голландская лошадка, да только на бедре имела… тавро конного завода имени Буденного. А на холке, там, где наших заводских лошадей таврят номером и годом рождения, было большое белое пятно – видать, тавро сводили. Такой вот Дик Френсис».
Вот таких коней мы имели… Сейчас поголовье лошадей донской породы приблизилось к отчаянному порогу. Спасем ли свою кровную?
Большой вопрос.

Николай Чайкин

Источник: ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГАЗЕТЕ АКСАЙСКОГО РАЙОНА ПОБЕДА


Категория: Научно-Популярные статьи | Добавил: jein (11.12.2013) W
Просмотров: 1322 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Яндекс.Метрика